Главная

Летом 1835 года двадцатишестилетний писатель Николай Гоголь отправился в наши края после недолгих раздумий: предпочесть ли Крым Кавказу?

Размышлял о предстоящей поездке профессор Петербургского университета на родине предков — в полтавской деревне Васильевке, куда ненадолго заехал после успеха комедии «Женитьба», чтобы приступить к работе над новой комедией — «Ревизор». Своими раздумьями Николай Васильевич поделился со школьным товарищем по Нежинской гимназии высших наук Николаем Прокоповичем. Выбрал-таки Крым. Не без совета лечащего врача. Не последнюю роль сыграли и книги Павла Сумарокова «Путешествие по Крыму и Бессарабии» и «Досуги крымского судьи, или Второе путешествие в Тавриду», автор которых колоритно описывал, как принимал необычные процедуры на берегу озера.

Саки в ту пору — небольшая деревенька в 130 домов. Их обитатели, коих было не более 600 человек, добывали соль, которую отправляли за пределы полуострова, сдавали жильё желающим испытать на себе чудодейственность местной грязи, вели торговлю.

Где останавливался Николай Васильевич — в чьём-то частном доме или в казённом при грязелечебнице, до сих пор достоверно не известно. Мнения же на этот счёт разные. Большинство склоняется к тому, что жил он в небольшой гостинице прямо на берегу лечебного озера, которая была построена в 1833 году при содействии генерал-губернатора Новороссийского и Бессарабского Михаила Воронцова.

Лечил жаждущих избавиться от разного рода недугов доктор Николай Оже, свято веривший в целительные свойства сакской грязи, свидетельствовавший: «Многие больные, будучи оставленные врачами и не получившие никакого облегчения от своих страданий от минеральных вод различных стран, здесь в благородном иле исцелились от своих недугов и возвратились совершенно здоровыми». Тем самым первый практиковавший на сакском озере врач подтвердил предположения Плиния и Геродота, которые писали об использовании ещё в их времена метода грязелечения.

Процесс лечения был длительным, но не изнуряющим, а приятным. Больных укладывали в выложенные на деревянных площадках в форме овала в человеческий рост ванны из ила, прогретого на солнце до 33 градусов по Реомюру, что соответствует 41,25 градуса Цельсия. Ванну загораживали от ветра, чтобы температура долго не падала. Время воздействия целебной грязи зависело от вида болезни, физического состояния пациентов. Грязь с больных смывали тёплой солёной водой из озера — рапой. После чего развозили по жилищам.

Доктор строго следил за соблюдением режима лечения и советовал продолжать процедуру, предупреждая, что «грязь действует на весь организм, а испарения извлекают из него болезнетворные вещества, поэтому дома необходимо пить чай с малиной или сбитень (горячий настой на травах с мёдом)».

Так, судя по всему, Николай Антонович лечил и Гоголя.

Из Сак писатель уехал в начале июля 1835 года. Из родной Васильевки он делился впечатлениями о поездке в Крым с поэтом Василием Жуковским: «...На Кавказе не был, куда именно хотел направить путь. Проклятых денег не стало и на половину вояжа. Был только в Крыму, где пачкался в минеральных грязях. Впрочем, здоровье, кажется, уже от одних переездов поправилось».

Окрепнув, писатель отправляется в свою первую поездку за границу и там начинает работу над поэмой «Мёртвые души». Жизнь его спокойной не назовёшь, он нуждается в деньгах, в поддержке для борьбы с цензурой и в постановке своих произведений в театре. Поддержку находит всё у того же Жуковского, с которым откровенничает: «Знаю, что моё имя после смерти будет счастливее меня».

Обо всём этом любознательным посетителям рассказывают в Сакском историко-краеведческом музее. Пройти по его залам вместе с научным сотрудником Екатериной Любимовой — одно удовольствие. Она сыплет фактами, цифрами, именами легко и непринуждённо.

А обстановка, созданная при помощи известных крымских художников, располагает к тому, чтобы впитывать сведения так же легко и непринуждённо, без малейшего усилия. Невозможно не восхититься керамическим панно Вольмира и Анатолия Бородкиных, отображающим всю историю развития Сакского курорта. Как и работами Николая Дудченко, одна из которых посвящена героям первой обороны Севастополя, на другой изображён любимый многими поколениями, но, увы, не уцелевший до наших дней «мостик вздохов». От них веет теплом, и это приближает к тебе музейные экспозиции, отличительная особенность которых не придуманная специально, а естественная, как сама здешняя природа, уютная камерность. Идея известного крымского этнографа Юлии Вайсенгольц воплощена сполна и предельно творчески.

Экспозиция, посвящённая пребыванию Гоголя в Саках, невелика. Открытки с видами Малороссии, томик Жуковского, чехол для хранения крестика. К сожалению, эти предметы принадлежали не писателю, а его современникам, они просто свидетельства тех далёких лет.

В 1988 году живописец В. Корнеев написал для музея картину «Гоголь в Саках». Поэт Давид Кугультинов, отдыхавший здесь в 1977 году, подарил рукопись посвящённых Гоголю стихов.

Недавно фонды музея пополнились материалами, переданными известным полтавским гоголеведом Ренатой Смирновой. Среди новых экспонатов копия портрета Николая Васильевича, написанного Тарасом Шевченко.

— Рената Смирнова сделала открытия, которыми поделилась с нами, — говорит директор Сакского музея Ирина Малюта. — Оказывается, Гоголь и Шевченко были не только хорошо знакомы, но и дружны. Дворянин Гоголь принял деятельное участие в судьбе своего крепостного земляка: по его рекомендации Шевченко был принят в 1835 году учеником Общества поощрения художников, и все четыре года писатель оплачивал его обучение, хотя сам нуждался в деньгах. Среди собравших 2 500 рублей на освобождение Шевченко от крепостного рабства был и Николай Васильевич. Мы благодарны Ренате за сотрудничество с музеем. Готовим с её помощью новую экспозицию.

 

Источник: crimeanblog.blogspot.com